Автор публикации:
Петракова Татьяна Ивановна /Доктор педагогических наук, Профессор, Профессор Московского педагогического государственного университета, методист Городского методического центра Департамента образования Москвы

Петракова Татьяна Ивановна

Доктор педагогических наук
Профессор
Профессор Московского педагогического государственного университета, методист Городского методического центра Департамента образования Москвы

Труды этого автора

О публикации...

Тезисы выступления на Крымских Международных Шмелёвских чтениях. Алушта, сентябрь 2012 г.

Публикация:

Вера и Время

1.06.2015

Также у этого автора:

30 мая 2015

Святоотеческое учение о детстве и «Лето Господне» И.С. Шмелева

Доклад на XVIII Крымских международных Шмелёвских чтениях 2009 года «И.С. Шмелёв и писатели литературного зарубежья»... (Далее)


Основные темы:
Другие Публикации:

13 октября 2018

Николай Головкин:

«Только о России, о русском человеке…»

В творчестве Ивана Сергеевича Шмелёва (1873-1950), возродившего православный, народный дух в отечественной литературе, раскрываются глубинные моменты русской души, создаются яркие образы людей, жизнь которых была...

(См. далее...)

1 июня 2018

Людмила Кириллова:

Иван Шмелев: под солнцем Родины

Книги на столе: «Лето Господне» (о ней русский философ Иван Ильин написал: «Это сама духовная ткань верующей России») – такая светло-радостная, что дух захватывает; а рядом – «Солнце мертвых», от которой судорогами сжимается...

(См. далее...)

Анонсы
Публикации: «Сокровища Благих». Святые как герои повести И.С. Шмелёва «Лето Господне»...
1 июня 2015

Шмелёвские чтения - Крым|Образование и наука


«Сокровища Благих». Святые как герои повести И.С. Шмелёва «Лето Господне»

Материал подготовлен при финансовой поддержке РГНФ. Проект №11-06-00356а «Религиозное образование в современной России».


(Тезисы выступления)

«Ах, хорошо-то как, милые… Чистота-то,
духовная высота кокая»
.

«И мне хочется стать святым».
И.С.Шмелёв. Лето Господне

1. Актуальность темы. Необходимость чтения житий святых в школе, в учебных заведениях и каждым христианином. Святость как жизненная задача.

Мы обратились к теме святых, святости, взяв в качестве образца повесть И.С. Шмелёва «Лето Господне» неслучайно. Россия не перестаёт искать «национальную идею» – ту точку отсчёта, тот «рычаг», то объединительное начало, благодаря которому она сможет вновь обрести себя, объединив усилия сограждан не над сиюминутными «нацпроектами», а над единой высшей целью. Имя России (речь идёт об исторической Руси) навсегда сопряжено с понятием «святая Русь», именно поэтому «достижение» этой цели может стать сверхзадачей всех модернизаций, реформ и перестроек. В таком контексте тема святости приобретает особое значение. Обращение к святым как примерам правильной, благочестивой жизни,  примерам и для настоящего, и для будущего страны, имеет особое значение  для воспитания и образования подрастающих поколений. «В русских святых, - пишет Г. Федотов, - мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России: в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути. Верим, что каждый народ имеет собственное религиозное призвание и, конечно, всего полнее оно осуществляется его религиозными гениями. Здесь путь для всех [выделено нами – Т.П.], отмеченный вехами героического подвижничества немногих» [1, С.27] Читая повесть Шмелёва, можно увидеть, как «путь для всех» (обычная, повседневная жизнь героев повести) освящается, «корректируется» образами святых («религиозных гениев»), которые  служат им ярким, наглядным примером.

Кроме того, почитание святых, по мнению известного учёного В.М. Живова, есть неотъемлемая часть православной духовности. «Собор святых окружает верующего в его земной жизни от крещения, когда из этого собора ему дается небесный покровитель, и до погребения, когда церковь молится об упокоении и соединении усопшего с этим собором. Характер почитания святых определяется прежде всего преданием: мы научаемся жить со святым и общаться с ними так, как жили и общались наши отцы и деды» [2, С.5]

Почитание святых, поклонение святым – это поклонение «явлению благодати Божией», поклонение «посредникам» между людьми и Богом, «закваске» спасённого человечества, входящего в Царство Небесное» [2, С.75]. У Шмелёва читаем «Господня Сила [выделено нами – Т.П.], в ликах священных явленная» [3, С.335].

Книга И.С. Шмелёва в этом смысле является незаменимым «пособием» на пути к святости, на пути формирования правильного отношения к тому, что выше человека – к Богу, Церкви, Родине, родителям и учителям, святыне в широком смысле этого слова. Но, прежде всего, правильного отношения к святым как к близким нам духовно людям (вначале – к своему святому покровителю), а, следовательно, «пособием» на пути общения с Богом. Здесь необходимо отметить, что, согласно учению Русской Православной Церкви, к святости призваны все верующие. Святость для каждого из нас не должна являться абстрактным понятием, а той конкретной задачей, тем «заданием», которым мы руководствуемся в повседневной жизни, которое лежит (должно лежать) в основе мотивации наших поступков. Обращение к теме святости важно и в плане самоидентификации, отождествления себя со своей национальностью, ощущения себя русским человеком или украинцем. «Основная черта русской религиозности, - пишет митрополит Питирим (Нечаев), - стремление к святыне в конкретном, осязаемом образе: православные любят прикасаться к ней, лобызать её, носить у себя на груди, освящать ею дома» [4, С.493]. И всё это можно наблюдать в повести Шмелёва, учиться на этих примерах, сохранять традицию.

 

2. Святые как герои повести Шмелёва «Лето Господне».

 

Как уже отмечалось, Иван Сергеевич Шмелёв в своих произведениях формирует правильное отношение к святым и святости. Эти понятия насквозь «пронизывают» повесть «Лето Господне». Мы встречаемся с ними, только открыв книгу, в самом начале повествования. И далее, продолжая анализ текста, видим, что слова «святой, святыни, святое» в разных вариантах, сочетаниях, с разными синонимическими рядами встречаются почти на каждой странице (см. Приложение).

У писателя понятие «святой» имеет значение «высокий, относящийся к Богу и церкви» [3, С.333]. Оно «выше всего на свете», стоит в одном синонимическом ряду с такими словами, как «Бог» («Святое, Бог»), «нетленное», «Небо» («Небо, коснувшееся меня»), «Ангел», «новое» [3, С.380, 261, 337].

Об особом, «высоком» отношении писателя к этому слову свидетельствует и то, что у Шмелёва зачастую оно пишется с большой буквы [3, С.330, 335 и др.]. Об этом с очевидностью свидетельствуют и такие фразы: «Кажется мне, что там [в Кремле] – святые», «заступнички наши все, молитвенники небесные», «сокровища благих»,  «помогают», «Москву хранили»;  «Идёшь из церкви. Всё – другое. Снег – святой. И звёзды – святые, новые, рождественские звёзды…» [3, С.198, 336, 199, 279].

О роли понятий «святой», «святость» как смысло – и сюжетообразующих центров можно судить по тому, что они входят в названия несколько глав: «Святки», «На святой»  «Святая радость».

Главы, посвящённые почитанию святых – именинам, играют особую, ключевую роль в построении сюжета повести, расстановки смысловых акцентов.

В повести есть отдельная большая глава – «Именины», которая так и начинается: «Осень – самая в нас именинная пора…» [3, С.347]. Этим «небесным» акцентам в повседневной жизни героев (хотя – по существу – вся она строится вокруг церковного богослужебного календарного круга) посвящена также глава «Михайлов день». В главе «Празднование» (это рассказ об именинах отца Вани, Сергея Ивановича) автор подчёркивает, что при праздновании дня ангела «акцент» делается не на имениннике, а на его святом покровителе: «И каждому Ангелу день положен, славословить чтобы… вот человек и именинник, и ему почёт-уважение, по Ангелу» [подчёркнуто нами - ТП] [3, С.374]. Это глава – одна из ключевых в повести, т.к. в ней раскрываются характеры главных героев, даются характеристики им.

С конкретными святыми ассоциируются названия таких глав, как «Петровками» (св. апостол Петр), «Филиповки» (св. апостол Филипп), «Егорьев день» (св. великомученик Георгий Победоносец).

Святые в повести являются постоянно присутствующим «фоном» жизни героев (если уместно так выразиться) и – соответственно – примерами, самыми близкими для подражания (Сергий Преподобный, «из плотников», целитель Пантелеимон, Георгий Победоносец, Иов Многострадальный и др.. К их житиям обращаются её герои в повседневной жизни. Они являются для них непререкаемым авторитетом, защитой от бед и напастей.

Жития святых герои книги не только читают, но и хорошо знают. К ним обращаются с молитвой, просят о помощи, постятся тоже из уважения к ним [3, С.318], (главы «Петровками», «Филипповки»).

Одно перечисление святых, которые присутствуют на страницах повести И.С.Шмелёва, вызывает удивление. Здесь мы встречаем самые разные типы святости: апостолы и мученики, благоверные князья и юродивые, пророки, праотцы и преподобные, исповедники и бессребреники, равноапостольные и святители. Всего их упоминается более 60 в самых разных контекстах (см. Приложение).

Для нас, педагогов, крайне важно, что многие из этих типов святости находят выражение в образах героев Шмелёва.

Здесь есть и преподобные (Горкин – «святомученик», «преподобный», «священный человек», «святой» [3, С.227, 178], плотник Семён («Писания знает, в монахи подаётся» [3, С.267]), и праведные (Сергей Иванович - «папашенька», старый Антипушка, «похожий на святого» [3, С.238], Домна Панфёровна – «женщина почтенная, богомольная» [3, С.349], скорняк Василь Васильевич, «большой книгочей», у которого «святые книги» [3, С.451, 497], Анна Ивановна – Аннушка («скромная, тихая», ласковая, добрая, богомольная, «примерного поведения» [3, С.477, 509]), Акимыч («молчальник», «на Афон собирается», читает Добротолюбие [3, С.479], пастух Ваня: «тихий, как дитё… душевный, кроткий совсем» [3, С.449]  ), и исповедники («Пресветлый» - «редкостный старик», от «турки вырвался, половину кожи в него-то содрали… идолу ихнему не поклонился» [3, С.328], Полугариха (была в «Ерусалиме», где ей глаз «выхлестнули за веру турки» [3, С.274]), солдат Махоров («словно икона он» [3, С.274]), и блаженные-юродивые (Клавнюша Квасников: «архиереям рясы подносит», а сам в рваных сапогах «шлёндает» [3, С.329], «монах» Лёня, Палагея Ивановна: говорит «загадками-прибаутками», «вроде юродивая» [3, С.385-386], «Пашенька-преблаженная»), и бессребреники (Солодовкин: «Всем по трёшнику, как всегда… Солодовкину ни-ни, обидится. За скворца не взял…» [3, С.272]).

В этом «сонме» святых повести – и умершие герои повести: прабабушка Устинья, дедушка Вани, Мартын-плотник, которые на Пасху «гуляют» вместе с «официальными» святыми [3, С.426].

Есть в повести и такие герои, в которых святость проявляется в отдельные моменты жизни,. Так, например, управляющий Василь Васильевич при всех сокрушается о своих грехах до слёз: «в этом жалобном, в этом детском плаче Василь Василича… было: и сознание слабости греховной, и сокрушение, и радостное умиление, и детскость его души… самое-то торжество и было» [3, С.364].

Жизнь героев повести напоминает своими «ключевыми моментами» жития святых. Частое посещение  богослужений, тщательная подготовка к нему (к исповеди и причастию), постоянная молитва, добрые дела (столы для нищих и убогих), милостивое отношение друг к другу, ближнему и «дальнему», а старших – к младших (у младших – почтительное отношение к отцу-матери и старшим), начальствующих – к подчинённым.

Пожалуй, ни один герой Шмелёва не остался не причастным Божественной Благодати. Только одни, как Горкин, Ваня, Сергей Иванович, уже утвердились в правильной, праведной жизни, а другие – напоминают о высоком назначении человека лишь отдельными поступками, всплесками, «блёстками».

В целом, всё – как в нашей жизни, святое и грешное рядом. Вернее, как должно быть, потому что в этой борьбе со своими страстями у наших предков есть верные ориентиры, а у нас?..

Увидеть святость в людях, с которыми Бог судил нам встретиться: добром поступке, радостном блеске глаз, тихой улыбке. Не осудить, не раздражиться, не потщеславиться… А – удивиться щедрости и мудрости Творца, давшего нам зреть (пусть не всегда, всегда-то не получается по нашему внутреннему устроению, вернее неустроению) не только красоту природы, но и красоту Человека. И всему этому богатству смыслов, отношений, переживаний есть место у Ивана Сергеевича Шмелёва.

 

3. Заключение. «Лето Господне» - книга о русской святости.

Завершая краткий анализ повести, можно констатировать, что святым, святостью, святыми буквально пронизана (через календарь, праздники, иконы, храмы, монастыри, святыни и «святыньки», речь героев, в том числе бытовую, повседневную, названия улиц, мостов, различных мест Москвы,  характеристику героев) вся книга писателя. Писатель сумел увидеть образ Божий в каждом герое (даже в умерших) и «высветить» его изнутри. Всё, вместе взятое (живые, умершие, святые), создаёт живой образ Святой Руси, к которой, бесспорно, принадлежим и мы.

Святой, священный – любимейшее слово автора, которое придаёт высоту и значимость всему происходящему, ведёт от молитв (любимая молитва «папашеньки» «Кресту Твоему покланяемся, Владыка, и Святое Воскресение Твое славим», от праздников, радостей – до самого конца, до смерти, давая надежду на то, что её нет, на бессмертие. «Святый Бессмертный, помилуй нас» – последние слова повести.

Чему учит нас главная книга писателя? Читать, почитать, знать, любить жития святых и самих святых, наших небесных покровителей.

Эту тему можно использовать в педагогической деятельности как безотказный приём, универсальный метод, точное средство педагогического воздействия. Святые – «живые» примеры для наших учеников и для нас самих.

«Педагогический» ключ к повести и конкретная педагогическая задача, стоящая перед каждым из нас, – слова героя, от имени которого ведётся повествование, Вани: «И мне хочется стать святым» (3, С.219).

Книга Шмелёва учит видеть святость (образ Божий) в любом человеке, прежде всего, в своих учениках, и, тем самым, не разочаровываться ни в них, ни в своей деятельности, черпать силы и вдохновение в том добром, что нас окружает.

Почитанием святых в Русской Православной Церкви отмечен каждый день, поэтому каждый день у нас – как праздник (Неслучайно «Лето Господне» разделено на 3 части, две из которых называются: I – «Праздники», II – «Праздники – радости»).

Писатель формирует у читателей образ России, Святой Руси, которую мы потеряли, но которую обязательно должны вернуть. Поэтому необходимо расширять чтение житийной литературы в школах и вузах. Это – духоподъёмное чтение.

И ещё одна важная для нас, педагогов, задача: сформировать у детей и подростков, у молодых людей не потребительское отношение к святым («дай то и то», «помоги с тем и с тем»), а такое, какое было у наших предков. Научиться самим и научить взрослеющее сердце «ревновать о дарах духовных» (1 Кор. 14:1): терпении, милосердии, кротости, смирении, любви.

«Лето Господне» И.С.Шмелёва можно назвать книгой о русской святости, благодаря чему она несёт в себе очень значительный воспитательный потенциал.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Федотов Г. Святые Древней Руси. М., 1990.

2. Живов В.М. Святость. Краткий словарь агиографических терминов. М., 1994.

3. Шмелёв И.С.Сочинения в двух томах. Т.2. Лето Господне, М., 1989, с.175-546.

4. Митрополит Питирим (Нечаев). Свет памяти: Слова, беседы, статьи. М., 2009.

5. Лосский Н.О. Характер русского народа. М., 2005.

 

 

Приложение

 

Ниже приводится часть выявленных нами в повести И.С. Шмелёва «Лето Господне» синонимических рядов, однокоренных слов  и словосочетаний.

 

Синонимический ряд: Святой, священный, православный, духовный, светлый, кроткий.

Однокоренные слова: Святки, священный, святыни, святыньки.

Словосочетания со словом «святой» (встречаются, как правило, в контексте, связанном с верой, Церковью, реже – в «бытовых», правда, особых случаях):

«она [Рождественская звезда] голубоватая, Святая» (С.260, 264), «кровь, святая» [на камне стен Кремля] (С.199), «золотой гроб, святой» [о Плащанице] (С.219), «лошадки святые» [везут Иверскую БМ] (С.239), «голубок и крест… святые» (С.240), «Св. Троица» (С.248)

«святая ложка» [ложка Г., на которой изображены «церковки с крестами»] (С.281), «сосудец святой» [от прабабабушки Устиньи для святой воды] (С.290), «святая икона» (С.291), «святые Ворота» [Спасские] (С.327), «святая вода» (С.286, 290, 445, 452, 456 и др.), «св. дело» [нести хоругвь – «Г. хочется душу на святое дело положить», С.333] (С.327, 333), «святая, священная сила» [«Господня Сила, в ликах священных явленная»; «Сила-то какая… священная!»] (С.335), «св. песнь» [«Царю Небесный…»] (С.337), «св. голубок» (С.348), «св. любитель» [о Солодовкине, птицелове] (С.351), «св. птички» [о шестокрылых серафимах] С.372, «св. человек» [о Г., о Палагее Ивановне, прабабушке Устинье Васильевне], «св. угол» (С.375), «св. слово» [о слове «ангелы», о Евангелии] (С.394, 526), «св. масло», «св. елей» [лампадное, Афонское] (С.415, 522), «св. иллюминация» [лампадки] (С.415), «и Святое Воскресение Твое славим» (С.415), «св. деревцо» [верба] (С.430), «На Святой» [название главы, неделя после Пасхи] (С.436), «св. Артос» (С.441 и др.), «св. книги» (С.451), «Святая Радость» [название главы] (С.463), «св. мощи» (С.501), «св. посещение» [мощи Целителя Пантелеимона принесли больному отцу] (С.503), «[Его] св. воля» (С.506), «Св. Евангелие» (С.527), «свв. старцы» (С.539), «Святый Бессмертный, помилуй нас» (С.546) и др.

Список упоминаемых святых.

У И.С.Шмелёва в повести «Лето Господне» есть и ветхозаветные святые: Адам и Ева, царь Давид, Иов Многострадальный, Соломон, - и новозаветные (в их числе, и русские, и даже «московские»): преподобные Сергий Радонежский и Савва Сторожевский, святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, московские святители, Василий блаженный и др.

Праотцы: Адам и Ева; Авраам, Исаак, Иаков;

пророки: Илия, Давид царь, Иоанн Креститель;

Богоотцы: Иоаким и Анна (ветхозаветные праведники);

апостолы: Иоанн Богослов, Фома, Пётр, Павел, Филипп, Симон;

равноапостольные: Константин и Елена, князь Владимир, Кирилл и Мефодий;

мученики: Иустиния; Сорок мучеников Севастийских, Иоанн Воин, Дионисий, Флор и Лавр, Никита, Сергий и Вакх, Евлампия, Трифон;

великомученики: Пантелеимон, Екатерина, Параскева Пятница, Георгий Победоносец, Варвара;

священномученики: Климент, папа Римский;

преподобные: Сергий Радонежский, Иоанн Лествичник, Марон; Алексий, человек Божий; Савва Сторожевский, Феодора Цареградская;

блаженные (юродивые): Василий Блаженный;

праведные: царь Соломон, Ной Ветхозаветный, Иов Многострадальный, Иосиф Обручник, Лазарь Четвородневный;

святители: Григорий Неокесарийский, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст; Филипп, митрополит Московский, Патриарх Ермоген;

бессребреники: Косма и Дамиан;

благоверные князья и княгини: Даниил Московский, Александр Невский, царевич Димитрий, Евфросиния Полоцкая;

чудотворцы: Николай.

 

Материал подготовлен при финансовой поддержке РГНФ. Проект №11-06-00356а «Религиозное образование в современной России».

16 ноября 2012 г.


Источник:      Вера и Время


| Главная | Шмелёвские чтения | Музеи | События | Публикации | Сообщения | Авторы | Анонсы | Архив |
КРЫМСКИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ШМЕЛЁВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2021 Рейтинг@Mail.ru Патриархия Православие.Ru